Четверг, 09.04.2020

Пламя Победы
Меню сайта
Категории раздела
Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. [57]
Наш видеозал [22]
Пламя Победы. Том 1. [57]
Трехтомник рассказывает о казахстанцах – участниках Великой Отечественной войны.
Книги о войне [1]
Пламя Победы. Том 2 [76]
Пламя Победы. Том 3 [14]
Социальные закладк
Форма входа
Главная » Файлы » Пламя Победы. Том 2

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ, ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ…
16.03.2020, 09:28

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ, ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ…

Елена БРУСИЛОВСКАЯ

Участник Великой Отечественной войны, про­фессор Института ботани­ки АН РК, доктор биологи­ческих наук Иван Иванович Ролдугин – кавалер 15 прави­тельственных наград, в том числе орденов Отечествен­ной войны 2-й степени, меда­лей «За отвагу», «За победу над Германией» и «За победу над Японией».

ВОЕННАЯ ЮНОСТЬ

Война пришлась как раз на его юность – в 1941 году Иван Ролдугин учился в восьмом классе, но мальчишки военной поры взрослели быстро, тем более что с малолетства он был приучен к труду – родился на далекой от Казахстана воронежской земле, в селе Грязи, в 1926 году.

– Весть о войне мы, мальчишки, восприняли по-разному, – рассказывает Иван Иванович. – Купаясь в реке и загорая, до хри­поты и чуть ли не на кулаках обсуждали сложившуюся обстанов­ку. Одни уверяли, что мы проиграем войну, другие, наоборот – считали, что обязательно победим, ведь недаром в одной из са­мых популярных песен того времени пелось:

Если завтра война,

Если враг нападет,

Если темная сила нагрянет,

Как один человек, весь советский народ

На защиту страны своей встанет.

Вот и в их селе практически все мужчины ушли на фронт, оста­лись женщины, старики да дети. К концу лета созрели хлеба, их нуж­но было убирать, в эту работу активно включились школьники.

– Сводки с фронта поступали неутешительные, – продол­жает рассказ Иван Иванович. – Было дано распоряжение каж­дой семье вырыть убежища недалеко от дома, и мы, ребята, вы­полнили это распоряжение, вырыв одно убежище на две семьи. Глубокой осенью немецкие войска подошли к Москве.

На нашем юго-западном направлении был занят город Елец, и немецкие танковые соединения в любую минуту мог­ли оказаться в Грязях. Поэтому форсировалось строительство оборонительных сооружений, в котором мы, мальчишки, тоже участвовали – рыли окопы, землянки, возводили огневые точки для пулеметных гнезд.

Позже, к лету 1943 года, в тылу Центрального и Воро- нежского фронтов был создан Степной фронт под командовани­ем маршала Конева для решения оборонительных задач. Иван Ролдугин вместе со своими школьными друзьями был мобили­зован на строительство укреплений на реках Дон и Воронеж.

Подростков также направляли на дежурство по вылав­ливанию диверсантов. Для этого им даже выдали винтовки. Правда, ни одного врага Ивану не довелось поймать, но вот красочный плакат на эту тему он помнит до сих пор, где под картинкой был такой текст: «Мальчик, сбился я с пути, к не­фтебазе как пройти?» Дескать, будьте бдительны, не доверяй­те незнакомым людям.

– Позднее мы, уже 17-летние, добровольно влились об­служивать специальные посты, которые вели наблюдение за вражескими самолетами, прорывавшимися через фронтовую полосу. Мы изучили все марки немецких самолетов, смотре­ли, куда они летят, потом передавали эти сведения командо­ванию. Тогда впервые мне пришлось увидеть воздушные бои, когда и с той, и с другой стороны были потери. Но бывали и нелепые случаи, когда во время патрулирования сталкива­лись в воздухе наши истребители. А когда советские войска двинулись к Днепру, мы уже учились и работали. Нашу школу разбомбило, и нас распределили по другим оставшимся целы­ми. Днем мы шли на работу, вечером – на учебу. Так я успел окончить десятилетку, что было большой редкостью по тем временам.

НА СОПКАХ МАНЬЧЖУРИИ

К концу 1943 года наши войска уже вели победоносные на­ступления, и если участь фашистской Германии была фактиче­ски предрешена, то на востоке оставался коварный враг – импе­риалистическая Япония. И парней со средним или с неполным средним образованием стали отбирать для прохождения воен­ной службы на Дальнем Востоке.

– В конце 1943 года наш эшелон двинулся на восток. С не­сколькими одноклассниками я попал в отдельный артиллерий­ский радиодивизион, в задачи которого входил осмотр и анализ состояния правого берега Амура. Мы фотографировали и нано­сили на карту возможные огневые точки, ведь, по данным развед­ки, весь берег Амура был в мощных оборонительных сооружени­ях, – вспоминает Иван Иванович.

Для разгрома Квантунской армии были созданы три фрон­та – 1-й и 2-й Дальневосточные и Забайкальский. Главнокоман- дование советскими войсками на Дальнем Востоке осуществлял маршал Василевский.

К началу военных действий у границ Советского Союза, по данным нашей разведки, японцы соорудили17 укрепленных районов общей протяженностью свыше 1 тысячи километров и более 8 тысяч различного рода долговременных оборонитель­ных сооружений. Каждый из укрепрайонов занимал 50–100 кило- метров вдоль фронта и до 50 км в глубину с тремя линиями обо­роны. Это были хорошо замаскированные и оборудованные по последнему слову техники железобетонные доты, связанные между собой подземными ходами и всевозможными вспомога­тельными сооружениями.

И тем не менее, советские войска значительно превосходи­ли противника в техническом оснащении.

Выполняя свои союзнические обязательства, 8 августа 1945 года СССР объявил войну Японии. Военные события на Дальнем Востоке разворачивались стремительно. Наши войска, несмотря на тяжелейшие условия – затяжные дожди, топкие болота, без­водье и упорное сопротивление противника – замкнули в кольцо всю Квантунскую армию, уничтожая ее по частям, окопавшимся в укрепрайонах.

– Надо сказать, что японцы сопротивлялись ожесточенно, – говорит Иван Иванович, – в бой шли подразделения смертников- камикадзе, в лесах скрывались «летучие отряды» из отборных ярых самураев. Однажды по нелепой случайности я чуть было не погиб. Наша часть стояла в небольшом военном городке, и у меня было дежурство на кухне. Чтобы не было жарко, я необ­думанно надел китайскую соломенную шляпу, а тут как раз по шоссе проходило пехотное подразделение. И один солдат, при­няв меня за японца, вскинул автомат, прицелился, чтобы высте­лить. Спас меня лишь счастливый случай – кто-то из наших, ока­завшихся рядом, остановил его, объяснив, что это не японец, а наш советский солдат.

За успешно проведенные операции в войне с милитарист­ской Японией Иван Ролдугин в числе других был награжден ме­далями «За отвагу» и «За боевые заслуги», позже ему был вру­чен и орден Отечественной войны 2-й степени.

Безнадежность дальнейшего сопротивления вынуди­ло Японию капитулировать. 2 сентября 1945 года на корабле «Миссури» в Токийской бухте был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии.

Вторая мировая война, длившаяся 6 лет, закончилась.

– Победу наш взвод отметил вблизи небольшого пивзавода, откуда нам привезли несколько бочек спирта. Обмывали побе­ду всю ночь, – улыбаясь вспоминал фронтовик. – Но после это­го наш дивизион еще долго оставался в Китае. Мы продолжали изучать сооружения в укрепрайонах, также делали схемы, планы, фотографии, потом все это передавалось в штаб армии. Кроме того, помогали китайцам, которые находились здесь в многолет­ней японской оккупации.

Вскоре пришел приказ о возвращении нас на родину. Надо сказать, что с детства я мечтал стать художником, очень любил рисовать, но война помешала осуществить эту мечту. А в армии на Дальнем Востоке я подружился с парнем Колей Пасюгиным, он сам был из Алма-Аты и настоятельно советовал мне ехать туда к его родителям, чтобы поступить в художественное учили­ще. Сам Коля еще оставался служить, а меня комиссовали по со­стоянию здоровья. Так в конце 1946 года я отправился в далекую и совсем не знакомую мне Алма-Ату.

В ПРЕДГОРЬЯХ ЗАИЛИЙСКОГО АЛАТАУ

– В канун нового 1947 года «500-веселым» поездом я при­был в столицу Казахстана, – вспоминает Иван Иванович, – кста­ти сказать, поезд этот состоял из типичных товарных вагонов, переоборудованных для перевозки людей. Сошел на станции Алматы-2 и пешком с фанерным чемоданчиком в руках напра­вился к родителям друга. Новый 1947 год встретил уже в семье Пасюгиных.

И надо сказать, что отец Коли Пасюгина работал в Алма- Атинском заповеднике в Ремизовке, и чтобы как-то прокормить­ся, Иван Ролдугин пошел работать топографом в лесоустрои­тельную партию, благо пригодились навыки, полученные во вре­мя службы на Дальнем Востоке.

– Мне много пришлось походить и поездить на лошадях по ущельям Заилийского Алатау, раньше я имел о нём весьма смутное представление. А теперь наяву увидел величавость этих отрогов Тянь-Шаня с чёткими, словно вырисованными на фоне голубого неба остроконечными снежными вершинами, вечными ледниками, крутыми склонами, поросшими вековыми елями.

Причем в здешней природе была ярко выражена вертикаль­ная поясная растительность. Сначала в предгорьях формируется полынно-злаковая степь с кустарниками, выше появляются лески  

из клена, боярышника, осины, яблони с крупнотравьем. Затем еловые леса с кустарником и среднетравьем, и наконец, су­бальпийские и альпийские луга с арчевниками. Окаймляет верх­нюю полосу гор царство скал, морен, снежников и ледников, – говорит Иван Ролдугин.

Надо ли говорить, что его покорила красота здешних мест, которая и привела его в 1948 году в Институт ботаники в качестве лаборанта-художника.

– Первое задание, которое мне поручил заведующий гер­барием П.П. Поляков, заклю­чалось в том, что надо было тушью сделать копию верх­ней части растения девясила. Надо сказать, что я долго кор­пел над этим рисунком, но в итоге моя работа была оцене­на положительно. Потом мне очень много пришлось пори­совать редких видов расте­ний и грибов. Многие из моих рисунков вошли в различные научные монографии, а также в Красную книгу Казахстана.

Так в жизни Ивана Ивановича Ролдугина счаст­ливо соединились любимая им живопись с серьезной на­учной работой. Закончив лесоводческий факультет Алматинского сельскохозяйственного института, он защитил кандидатскую, за­тем докторскую диссертации. Стал заметным ученым, опубли­ковал множество научных работ, участвовал в создании девяти­томника «Флора Казахстана», Красной книги Казахстана и других изданий, имеющих важное научное и государственное значение. Изъездил с научными экспедициями весь Казахстан, проведя в таких поездках более 30 летних сезонов. И как только выдава­лась свободная минута, он брал в руки кисть и писал пейзажи.

– Я не жалею о том, что не стал художником-профессиона­лом, – признается Иван Иванович. – Ведь любимого дела я ни­когда не бросал: в отпусках постоянно делал зарисовки, писал этюды, иллюстрировал монографии, научные статьи и брошюры. У меня прошло более 10 персональных выставок. У нас в горо­де есть творческое объединение самодеятельных художников «Самоцветы», которое я много лет посещаю и где есть замеча­тельная возможность пообщаться с коллегами-художниками.

Он ученый-ботаник и художник в одном лице. Его излюблен­ные сюжеты – это волшебной красоты казахстанская природа, ко­торая запечатлена им во всем ее многообразии на многочислен­ных пейзажах, в жанровых сценках и натюрмортах.

Еще Иван Иванович Ролдугин пишет стихи, они вошли в его поэтический сборник «Тропою жизни».

– Я, конечно, не поэт, – уточняет он, – но считаю, что живо­пись и поэзия очень близки, поэтому в моих стихах – мысли, чув­ства, ощущения от увиденного и пережитого за многие годы.

Этот постоянный настрой на творчество и позитивный взгляд на жизнь дает ему силы и вдохновение. В следующем году Иван Ролдугин отметит свое 90-летие, но душою он по-прежнему молод. И секрет его молодости – в той красоте, которая его окру­жает, которую он умеет увидеть, прочувствовать, а потом запе­чатлеть на своих полотнах.

Категория: Пламя Победы. Том 2 | Добавил: Людмила | Теги: Иван Иванович Ролдугин
Просмотров: 44 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Нас считают
Теги
Поиск
Copyright Журнал "Нива" © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz