Понедельник, 06.07.2020

Пламя Победы
Меню сайта
Категории раздела
Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. [57]
Наш видеозал [22]
Пламя Победы. Том 1. [57]
Трехтомник рассказывает о казахстанцах – участниках Великой Отечественной войны.
Книги о войне [1]
Пламя Победы. Том 2 [76]
Пламя Победы. Том 3 [21]
Мои предки на далекой войне [4]
Юное поколение - о своих родных, воевавших на войне.
Социальные закладк
Форма входа
Главная » Файлы » Пламя Победы. Том 2

Вадим МАХИН  СУДЬБА ТАНКИСТА
16.03.2020, 09:22

Вадим МАХИН  СУДЬБА ТАНКИСТА

5 июля 1943 года началось величайшее сражение в райо­не Курской дуги, где были со­средоточены крупнейшие силы вермахта. Противник хотел вернуть стратегическую ини­циативу, утраченную им после Сталинградской битвы, и пред­принял попытку окружить и уничтожить Советскую армию на так называемом Курском выступе.

Ему противостояли войска Центрального фронта (командующий – генерал армии К. Рокоссовский), Воронеж­ского (генерал армии Н. Ватутин) и Степного фронтов (генерал полковник И. Конев).

В ходе ожесточенных боев огромное мужество, стой­кость, отвагу и самопожертвование проявили казахстан­ские воины. Один из них – командир танкового взвода, лей­тенант Сейткасым Боранкулов.

Уроженец Тургайской области, он с детства познал нужду. Его отец Жаман был состоятельным человеком и мог кормить свою большую семью, помогал родственникам, все они принад­лежали к большому роду кыпчак. Но во время коллективизации у него конфисковали все хозяйство. Голод пришел в их юрты, умер­ли многие аульчане и родные Сейткасыма.

Чтобы спасти мальчика, его отправили в детдом, вначале в Тургай, затем в Кустанай. Здесь он 1941 году успешно окончил среднюю школу имени Ибрая Алтынсарина, выдающегося казах­ского педагога-просветителя, общественного деятеля и писателя.

НАЧАЛО ВОЕННОЙ БИОГРАФИИ

После выпускных экзаменов юноша стал раздумывать, куда пойти учиться. Судьба на раздумья отвела ему всего два дня: 22 июня началась война. Сейткасыма сразу призвали в армию и на­правили в Сталинградское танковое училище. Жаждущий знаний, всегда стремящийся докопаться до сути любого дела, он и воин­скую специальность осваивал охотно и прилежно. Учебное заве­дение окончил с отличием, показывая образцовые знания по так­тике ведения боя и фланговых атак.

В мае 1942 года в качестве командира легкого танка он по­пал на Воронежский фронт. Здесь в районе населенных пунктов Верхняя и Нижняя Берейка принял боевое крещение.

– У немцев было подавляющее превосходство в технике и вооружении, – рассказывает ветеран. – Двигатели же наших лег­ких танков работали на бензине, а их броню без труда пробивали снаряды полевых пушек. И танки вспыхивали, как спички.

Сейтказы был ранен, затем вернулся в строй, в стрелковую дивизию. Не хватало не то что бронированных машин, порой вин­товка была одна на двоих бойцов. Вместе с пехотинцами, в око­пах, он стойко держал оборону. С содроганием вспоминает пси­хические атаки гитлеровцев: озлобленные, с красными лицами от чрезмерно выпитого шнапса, они шли на позиции бойцов с одной целью – убить их, сломать оборону красноармейцев, так как ника­кие бомбежки и артиллерийские налеты не могли выбить из око­пов воинов, стоящих насмерть, гибнущих целыми ротами, но не сдающихся, несломленных.

Бойцы было воспрянули духом, когда на передовую с Дальнего Востока прибыли две танковые бригады, но переломить ситуацию они не смогли, все полегли на поле боя. Бригадных командиров по­хоронили на берегу Дона, возле небольшой церквушки.

Приняв командование танковым взводом, лейтенант смело применял тактику ночных рейдов в тыл противника глубиной до 30–40 километров. Обычно три-четыре машины на большой ско­рости врывались в расположение гитлеровских воск, уничтожали технику, громили склады с боеприпасами, вели прицельный огонь по фашистам, охваченным паникой. И бесследно исчезали в ночи. Однажды на удивление командиров и к большой радости бойцов, он из очередного рейда на буксире доставил в полк немецкий грузовик с продуктами и несколько пьяных немецких солдат из хозяйственного взвода.

КУРСКАЯ БИТВА

С конца 1942 года на фронт стали поступать знаменитые Т-34. Их массовое производство развернулось на танковых заво­дах Нижнего Тагила, Челябинска и Сормово. Трижды Боранкулов ездил на заводы принимать новую технику. «Солдатский теле­граф», бесперебойно работавший во время войны, уже был на­полнен слухами, что на Курской дуге сосредоточиваются боль­шие силы, в том числе бронетехника. И готовится крупнейшее сражение. Так и произошло.

5 июля 1943 года, когда началась эта битва, Боранкулов вместе со своим экипажем получал в Сормово новенький Т-34. Тогда его поразило, что на заводских конвейерах работали толь­ко 14- и 15-летние подростки. Они и обкатывали танки, и загружа­ли их на железнодорожные платформы. За считанные дни эше­лон с новой техникой прибыл на Центральный фронт, в распоря­жение 5-й гвардейской танковой армии генерала П. Ротмистрова. Приближался исторический для танкистов день – 12 июля. Боранкулов со своим экипажем уже находился в районе желез­нодорожной станции Прохоровка. Командир орудия – Аристов из Архангельска, механик-водитель – Морковников из Иванова, ра­дист, заряжающий. Все были сосредоточены, понимая, что вот- вот им предстоит схлестнуться с врагом, вступить в жестокий бой, может быть, даже последний. Готовились самым тщатель­ным образом: проверяли двигатель, агрегат за агрегатом, работу связи, загружали боеприпасы. Снова и снова отрабатывали дета­ли боевой задачи.

На рассвете 12 июля поступила коман­да: «Вперед!» Танковая армия рванулась на встречу с фашистской армадой бронирован­ной техники. Как позже узнали бойцы, в схват­ке под Прохоровкой с обеих сторон участво­вало около 1200 танков и самоходных орудий. Впоследствии командующий 5-й ар­мией генерал П. Ротмистров писал: «Две мощные лавины танков устремились друг другу навстречу. В первые же часы боевые по­рядки атакующих перемешались…» Генерал, хоть и руководил сражением, не мог видеть ужасающую картину смертного боя, ко­торая разворачивалась перед танкистами. Надрывный рев сотен двигателей, разрывы снарядов, выворачивающие пласты земли, пылающие танки, горящее топливо разливалось по поверхности поля. Горела сама земля. Танкисты в горящих комбинезонах по­всюду метались в поисках спасения. И над всем этим – клубы черного дыма, поднимающегося к небу, словно пытаясь побы­стрее покинуть адово место.

Скорость, маневр, точность первого выстрела – вот что спасало экипаж Боранкулова. Остановка означала смерть, права на повторный выстрел могло и не быть. Маневрируя, используя складки местности и дымовые завесы, экипаж снаряд за снаря­дом поражал вражеские машины. И вдруг – сильнейший удар. Танк замер. Лейтенант был тяжело ранен, получили ранения и контузии все остальные члены экипажа. Но они успели выбрать­ся из машины до того, как ее в упор расстрелял фашистский танк. После боя под Прохоровкой Сейткасым впервые заметил, что ви­ски его поседели.

В госпитале, из сводки Совиформбюро, он узнал о победо­носном завершении Курской битвы. Только в бою под Прохоровкой враг потерял 400 бронированных машин. Всего было уничтожено 30 отборных фашистских дивизий, в том числе семь танковых. Общие потери гитлеровских войск составили 500 тысяч солдат и офицеров из 900 тысяч, сосредоточенных на этом участке фрон­та, а также 1500 танков, три тысячи орудий, свыше 3700 самоле­тов. 5 августа были освобождены города Орел и Белгород, 23 ав­густа – Харьков. После разгрома немецких войск в районе Курска инициатива в Великой Отечественной войне окончательно пере­шла к советской стороне.

Боранкулов, залечив раны, снова прибыл на передо­вую, освобождал Украину, Белоруссию, Прибалтику, в бою на Кёнигсбергском направлении опять был ранен. Победу встре­тил в госпитале города Горького, а из армии демобилизовался в 1946 году.

В Кустанай возвращался через Челябинск поездом. Когда тот пересек границу Казахстана и остановился на каком-то то разъезде, ожидая встречный состав, Сейткасым Жаманович, вышел из вагона, чтобы один на один побыть с родной землей. Сбылась его мечта: живым, здоровым и с Победой! – вернуться домой. Сколько пришлось пережить, видеть вокруг смерть, стра­дания. Нужно было пройти сквозь огонь, свинец и дым, чтобы вдохнуть полной грудью чистый степной воздух с легкой горечью полыни.

В те минуты слезы застилали ему глаза. Даже спустя де­сятилетия, ветеран рассказывает об этом эпизоде своей жизни, и глаза снова наполняются слезами. Такой трогательной была встреча с Родиной…

Характер, выкованный в боях, стал основой его успешной деятельности и в мирное время. Работал в партийных органах, прошел путь от инструктора до первого секретаря Камышинского райкома партии. Гордится тем, что активно участвовал в освое­нии целинных и залежных земель, был организатором шести це­линных совхозов. Помнит до мельчайших подробностей, как с то­варищами прокладывал первую борозду у аула Жанажол, роди­ны Сабита Муканова и Габита Мусрепова.

Первая борозда – это как первый его бой на Воронежском фронте, с которого он начал трудный и опасный путь к Победе. В Кустанайской области, как и везде, с первой борозды началась многотрудная эпопея поднятия целины. За вклад в освоение це­линных и залежных земель Сейткасым Жаманович был награж­ден орденом Трудового Красного Знамени.

Затем годы учебы в Москве, в МГУ, защита кандидат­ской диссертации, научная и преподавательская работа в вузах Казахстана. Вместе с супругой Кулшан Хусаиновной он вырастил шестерых детей, все они закончили институты. Трудовая дина­стия Боранкуловых продолжается.

Категория: Пламя Победы. Том 2 | Добавил: Людмила | Теги: Сейткасым Боранкулов
Просмотров: 119 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Нас считают
Теги
Поиск
Copyright Журнал "Нива" © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz