Четверг, 02.04.2020

Пламя Победы
Меню сайта
Категории раздела
Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. [57]
Наш видеозал [22]
Пламя Победы. Том 1. [57]
Трехтомник рассказывает о казахстанцах – участниках Великой Отечественной войны.
Книги о войне [1]
Пламя Победы. Том 2 [71]
Социальные закладк
Форма входа
Главная » Файлы » Пламя Победы. Том 2

Вадим МАХИН  ОДИН ИЗ МИЛЛИОНОВ
13.03.2020, 01:50

Вадим МАХИН  ОДИН ИЗ МИЛЛИОНОВ

Какой огромный человече­ский потенциал был утрачен за годы Великой Отечественной войны, как много задуманных свершений не осуществилось, сколько научных открытий и изобретений, литературных и художественных замыслов было загублено. Тем не менее после войны страна нашла в себе силы восстановить эко­номику, солдаты Победы вме­сте со всем народом сумели мобилизовать свою энергию, проявили мужество и упор­ство, добиваясь высоких результатов в мирной жизни, в продвижении к прогрессу во всех сферах жизнедеятель­ности. Об одном из когорты солдат Победы – Заиркане Ашитове пойдет речь.

…Лежа на больничной койке в прифронтовом госпитале, рядовой Ашитов снова и снова вспоминал эпизоды своей толь­ко что начавшейся взрослой жизни: просторы Павлодарского Прииртышья, родной аул Жанаастамыс, где проживал с ма­терью Шамень и старшим братом (отец скончался, когда Заиркану исполнился всего год). Вспоминались голодные годы – в то время именно мать своей заботой и любовью спасла ему жизнь, учеба в средней школе. Ашитов учился увлечен­но, особенно любил поэзию Некрасова. 10 классов закончить не удалось. Обстановка на фронтах была наисложнейшая. В феврале 1942 года его призвали в армию и направили в Алма- Ату в военно-пехотное училище. Перед отправкой на фронт его мама приехала к сыну за тысячу километров, чтобы благо­словить. Она сильно переживала и плакала: «Может быть, ви­димся в последний раз…»

Всех курсантов срочно, не присвоив офицерских званий, направили на Волховский фронт, в 19-ю гвардейскую стрелковую дивизию. На подступах к передовой судьба преподнесла первое испытание: километров за восемьдесят до линии фронта немец­кие самолеты разбомбили воинский эшелон. Многие товарищи Заиркана погибли, не доехав до передовой, не сделав ни одного выстрела по врагу. Тогда и пришлось ему впервые увидеть, какое страшное лицо у войны. Вспомнилось ему и как пешком добира­лись до своей части, шли по ночам, днем от налетов вражеской авиации скрывались в перелесках.

В тот раз осколки от авиабомб даже не задели Ашитова. Ранение он получил уже на передовой.

… Он быстро шел на поправку. Теперь его, как обстрелян­ного бойца, направили на фронтовые месячные курсы по подго­товке младших лейтенантов. В 17 лет Заиркан с гордостью надел офицерские погоны. Теперь ему предстояло воевать командиром минометного взвода на том же Волховском фронте, защищавшем от фашистов город Ленина.

Находясь в осажденном Ленинграде, поэтесса Ольга Берггольц, видя смерть и страдания его жителей, зная о звер­ствах гитлеровцев на оккупированных территориях, писала, об­ращаясь к защитникам города:

Всем, что есть у тебя, живого,

Чем страшна и прекрасна жизнь –

Кровью, пламенем, сталью, словом,

Задержи врага, задержи».

И бойцы делали все возможное, чтобы сломить сопротив­ление немецких войск. Потери были большие. С взводом солдат в 20 человек молодой лейтенант уходил на самую что ни на есть передовую, до вражеских позиций оставалось 200–300 метров, можно было слышать немецкую речь. Однажды с той стороны по­слышались звуки губной гармошки. Немцы веселились.

– Сейчас мы сыграем нашу музыку, – решили бойцы. И сде­лали несколько выстрелов на звуки гармошки. Веселью фаши­стов был положен конец.

Минометчики постоянно обстреливали позиции гитлеров­цев, чтобы сорвать их возможные атаки. Но и сами подвергались интенсивному огню батарей и пулеметов. Местность была боло­тистая, в окопах – вода чуть ли не по колено. У солдат не было особого выбора: или лежать в сырой земле, или подставлять себя под немецкие пули и осколки. Через неделю, другую, когда приходило новое пополнение, в строю оставалось два-три бойца, остальные были ранены или убиты.

Не каждый день старшина с продуктами мог подступиться к авангардному посту. Тогда приходилось грызть сухари, смачивая их в ржавой болотистой воде.

Вскоре Ашитова перевели в 8-ю армию старшим офицером зенитного полка, который охранял войска от воздушных налетов.

Наступление по прорыву блокадного города началось 12 января 1943 года. Через несколько дней на узком участке южно­го берега Ладожского озера воины Ленинградского и Волховского фронтов, преодолевая отчаянное сопротивление противника, прорвали блокаду. Но до окончательного ее снятия оставался еще год.

Весной 1945 года поэт Павел Антокольский писал: «Герма- ния! Ты слышишь стук приклада в твои ворота. Встать, суд идет!» На фронте у Ашитова крепло желание стать военным юристом, и в сознание все чаще вкрадывалась мысль, что оставшихся в живых фашистских преступников нужно судить Международным трибуналом. Позже так и случилось.

Ветеран вспоминает, какие тяжелые, кровопролитные сра­жения пришлось вести при освобождении городов Нарва, Волхов, Мга. Последние напряженные бои, в которых он принимал уча­стие, – это зачистка от фашистских подразде­лений эстонского остро­ва Сааремаа. Туда по морю направились два военных корабля с де­сантом пехотинцев и артиллеристов на бор­ту. Один из них немец­кие бомбардировщики потопили, спастись ни­кому не удалось. В дру­гое судно, где находился Ашитов, тоже попала бомба, но особого вреда десанту она не причинила. Судьба, а может, материнская любовь, хранила Заиркана на суше и на воде, в пламени боя и в болотных топях.

За мужество и героизм, проявленные в боях, Заиркан Омарович был награжден орденами Красной Звезды, Отечест- венной войны II степени, медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги» и многими другими. Его ратный труд отме­чен также наградами Польши и Украины.

По дорогам войны он, плечом к плечу, прошел вместе с бо­евыми друзьями-офицерами Иваном Векшиным, Петром Петько. Казах, русский, украинец – все они дорожили фронтовой друж­бой, и вместе им довелось встретить День Победы в небольшом эстонском городке Хаапсалу. Случилось это так. В четыре часа утра вдруг раздались оглушительные выстрелы. Фронтовики зна­ли, что фашисты зачастую именно по ночам забрасывали в тыл советских войск группы десантников. «От этого и переполох», – решил Ашитов.

Какого же было удивление друзей, когда они увидели на улицах толпы военных, которые кричали: «Победа! Ура!» – и па­лили в воздух. Тут же был организован митинг, командир полка предложил Ашитову выступить перед строем. Ветеран не пом­нит, что он говорил своим однополчанам: огромная радость пере­полняла душу, и слова шли от самого сердца. Победа!

БОЕВЫЕ СУДЕЙСКИЕ БУДНИ

…Пройти по конкурсу в Военно-юридическую академию Советской армии и Военно-морского флота в Москве было очень трудно. На одно место метило свыше 30 человек. Боевой офи­цер выбрал беспроигрышную тактику. Будучи командиром стрел­ковой роты 8-й армии, он взял отпуск на 45 дней и от зари до зари готовился к приемным экзаменам. Спать приходилось почти как на фронте: по 3–4 часа в сутки. На письменном экзамене по ли­тературе выбрал хорошо знакомую ему тему: «Некрасов – певец народного горя». Это сочинение вызвало восторг у членов при­емной комиссии, и хотя диктант Ашитов «завалил», в список слу­шателей его зачислили – последним, 125-м.

Естественно, что в то послевоенное время предметом особого изучения в академии стали перипетии исторического Нюрбергского процесса – судебного процесса по делу главных немецких военных преступников, который закончился 20 нояб- ря 1946 года. Международным военным трибуналом к ответ­ственности были привлечены высшие военные и государствен­ные деятели фашистской Германии, в том числе Геринг, Кейтель, Кальтенбруннер и другие. 12 человек были приговорены к смерт­ной казни через повешение, 7 – к длительным срокам или по­жизненному тюремному заключению. На Нюрбергском процессе агрессия, впервые в истории, была признана тягчайшим престу­плением против человечества. Все это с глубоким удовлетворе­нием воспринималось слушателями академии, прошедшими че­рез горнило войны.

Зачисленный в академию в последний момент, Ашитов в 1952 году закончил ее если не лучшим, то одним из лучших вы­пускников, и его направили в Алма-Ату членом военного трибуна­ла Министерства безопасности Казахской ССР. Первое же дело, которое он рассматривал, наделало много шума. Председатель одного из колхозов Алматинской области на собрании нелестно отозвался о политике Сталина, и его обвинили ни много ни мало, как в покушении на вождя всех времен и народов. Аширов не на­шел состава преступления в деле и освободил обвиняемого из- под стражи.

– Твоя карьера окончена, – говорили Ашитову. – Это твое первое и последнее дело.

Проверять оправдательный приговор приехала из Москвы авторитетная комиссия, в составе которой было три полковни­ка. Но Заиркан Омарович был уверен в своей правоте и спокой­но ждал итогов проверки. Они были ошеломляющими – подобно взрыву авиабомбы. Действия Ашитова были признаны правиль­ными. Тех, кто «состряпал» дело, сняли с должностей, некото­рых взяли под стражу. Этот случай для начинающего юриста стал первой, пусть небольшой, но боевой победой. В последующие годы в его практике подобных побед было немало.

В 1958 году его направляют членом военного трибунала в Забайкальский округ. Туда никто не хотел ехать, – этот округ, как считали, был далек от плодов цивилизации, квартирами, напри­мер, там не обеспечивали, а у Заирхана Омаровича семья, дети. Тем не менее, получив приказ, он отправился по месту назначе­ния и с усердием принялся за работу.

И еще один важный штрих в биографии Ашитова. Через некоторое время его приглашают на работу запасным судьей Верховного суда СССР, членом военной коллегии суда. Здесь рассматривались надзорные дела, связанные с политическими репрессиями 1937–1938 годов. Судьям предоставлялось право оставлять в силе ранее вынесенные смертные приговоры или отменять. Молодой офицер зарекомендовал себя с самой луч­шей стороны – обладал непоколебимой принципиальностью, масштабностью мышления, широкими познаниями в юриспру­денции. И вопреки сложившейся практике его направляют на самостоятельную работу – председателем военного трибунала Алматинского гарнизона.

В общей сложности Заиркан Омарович 25 лет являлся членом, председателем военных трибуналов Вооруженных сил СССР, затем трудился заместителем начальника Карагандинской школы МВД по научной работе. Находясь на пенсии, продолжал активную научную и педагогическую деятельность. Он издал 16 книг, монографий и учебных пособий для юридических вузов, одну из них посвятил своей матери – Шамень.

По его стопам пошел младший сын, Батыржан, известный правовед, руководитель научно-исследовательского антикор­рупционного центра Института парламентаризма партии «Нур Отан». Вместе с отцом он выпустил учебное пособие «Уголовное право Республики Казахстан».

Зная, что вузам нашей страны не хватает учебников на го­сударственном языке, Ашитов-старший перевел на родной язык уже две своих книги, сейчас работает над переводом третьей.

Со своей несравненной супругой он живет счастливым бра­ком 63 года, у них четверо внуков и столько же правнуков.

Категория: Пламя Победы. Том 2 | Добавил: Людмила | Теги: Заиркан Ашитов
Просмотров: 29 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Нас считают
Теги
Поиск
Copyright Журнал "Нива" © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz