Четверг, 02.07.2020

Пламя Победы
Меню сайта
Категории раздела
Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. [57]
Наш видеозал [22]
Пламя Победы. Том 1. [57]
Трехтомник рассказывает о казахстанцах – участниках Великой Отечественной войны.
Книги о войне [1]
Пламя Победы. Том 2 [76]
Пламя Победы. Том 3 [21]
Мои предки на далекой войне [4]
Юное поколение - о своих родных, воевавших на войне.
Социальные закладк
Форма входа
Главная » Файлы » Пламя Победы. Том 2

ДВЕ ВОЙНЫ БАЙКЕНА АШИМОВА
23.02.2020, 01:46

Николай КОЛИНКО. ДВЕ ВОЙНЫ БАЙКЕНА АШИМОВА

Имя этого легендарного человека хорошо известно не только в Казахстане, но и за его пределами – Байкен Аши­мович Ашимов… Фронтовик, Герой Социалистического Тру­да, он 14 лет возглавлял Совет министров республики, был Председателем Президиума Верховного Совета Казахской ССР и заместителем Предсе­дателя Президиума Верховно­го Совета СССР. Казахстанцы заслуженно называли его акса­калом нации…

ТРУДНОЕ ДЕТСТВО

В пятнадцатилетнем возрасте по настоянию родителей – мамы Сакип и дяди Кабдоллы, заменившем ему отца, – Байкен Ашимов, по сути, бежал из родного аула Шобакбай от свирепство­вавшего там голода. Шел трагический для казахского народа (впро­чем, как и для всех других народов тогдашней Страны Советов – в большей или меньшей степени) 1932 год… Все 150 километров до Кокчетава он за несколько дней прошел пешком.

На его счастье директором детского дома там работал родственник их семьи Есбай Сулейменов. Байкен переночевал у него, а утром следующего дня парня посадили на поезд до Петропавловска. В этом городе, по словам Есбая, вроде бы жил их земляк – Абдулаис Жумабаев. На поиски его, прямо с вокза­ла Байкен и отправился. Удача вновь сопутствовала подростку – Абдулаиса удалось найти, он работал преподавателем в технику­ме. Благодаря его поддержке, Ашимов поступил в ФЗУ при депо станции Петропавловск. Для него это стало подлинным спасением – учащимся предоставляли место в общежитии, по карточками вы­давали 800 граммов хлеба и один раз в день кормили горячей пищей. После пережитого голода такая жизнь показалась ему на­стоящим раем…

Занятия в ФЗУ шли ежедневно, почти без выходных, кроме того, четыре часа учащиеся работали в депо на ремонте паро­возов. Но была одна трудность – Байкен не знал русского языка. Совсем не знал. И он старался как мог – общался с русскими ре­бятами, заучивал слова и через полгода мог уже вполне сносно разговаривать. Постепенно научился читать и писать, не отста­вал в учебе.

Всё бы ничего, не давала покоя лишь мысль о родите­лях: как они, живы ли?.. Первая весточка пришла лишь весной 1933 года – Байкен узнал, что через несколько дней они в чис­ле других аульчан приезжают в Петропавловск. По так называ­емой «вербовке» их отправляли в только что созданный совхоз «Возвышенский» Булаевского района. Нищета, изнуряющий не­оплачиваемый труд, жестокая власть местных начальников-ак­тивистов и абсолютная неуверенность в завтрашнем дне – все это вынуждало людей покидать родные места, искать любую воз­можность выжить. Ашимов вспоминал позже, какими он увидел родных, какие чувства испытал при встрече. Но главное – живы! На месячный паёк он купил килограмм сахара, на двухдневную карточку – один килограмм шестьсот граммов хлеба и все это от­дал маме, по которой так скучал все эти месяцы. Лишь в 36-м году родители вернулись в родной аул…

Окончив учебу в ФЗУ, Ашимов получил специальность сле­саря по ремонту паровозов. Однако поработать на железной до­роге ему так и не довелось – вакантного места в депо не ока­залось. Байкен из-за этого и не горевал, он мечтал стать более грамотным специалистом, и руководство училища его в этом под­держивало. Так он стал учащимся сельскохозяйственного техни­кума в селе Покровка Ленинского (ныне Есильского) района – это недалеко от Петропавловска. Проучился там два года, но в на­чале третьего курса его пригласили в райком комсомола, пред­ложили поработать заведующим политико-учебным отделом. Так что госэкзамены ему пришлось сдавать уже как заочнику. Но за то время, что пробыл в райкоме, постоянно бывая в аулах и де­ревнях, научился многому, прежде всего общению с людьми.

Осенью 1938 года его жизнь круто изменилась – Байкен Ашимов был призван на службу в армию. После быстрых сборов прибыл в город Нежин Черниговской области, зачислен крас­ноармейцем в стрелковый полк, входивший в корпус, которым командовал тогда еще генерал Рокоссовский, а тот, в свою оче­редь, – в Киевский особый военный округ. Регулярно проводи­мые ротные и полковые занятия в обстановке, приближающей­ся к боевым действиям, марш-броски с полной выкладкой, смо­тровые полевые учения закалили бойцов. В 1939 году, когда гит­леровская Германия развязала Вторую мировую войну, напав на Польшу, именно войска Киевского округа вошли в Западную Украину и Западную Белоруссию. Ашимов участвовал в этих опе­рациях. Правда, никаких военных действий со стороны Войска Польского, как и Красной армии, не предпринималось. Его часть проходила через Львов, Дрогобыч, польский город Пшемысль (Перемышль), позже вошла в Северную Буковину, заняла город Черновцы. Местное население встречало Красную армию очень доброжелательно – ведь осуществилась его вековечная мечта о воссоединении.

В конце ноября того же 1939 года началась советско-фин­ляндская война и части Киевского округа были срочно перебро­шены к северным границам СССР, дивизия, в которую входил и полк Ашимова, разгрузилась в Архангельске. Буквально на сле­дующий день начались усиленные учения, бойцам были выданы белые маскхалаты – пошли разговоры, что войскам, возможно, предстоит брать знаменитую систему укреплений на Карельском перешейке, так называемую «линию Маннергейма». Но штур­мовать ее не пришлось – это сделали войска Ленинградского военного округа, в конце первого этапа войны превращенно­го в Северо-Западный фронт, которым командовал на тот мо­мент командарм 1-го ранга Тимошенко, и 7-я армия генерала Мерецкова, получившего, кстати, за финскую кампанию звание Героя Советского Союза. 12 марта 1940 года Финляндия призна­ла свое поражение, военные действия на севере страны были прекращены и полк, в котором служил Ашимов, возвратился на советско-польскую границу, в город Новоград-Волынский, место его постоянной дислокации. А весной 41-го в часть пришла ра­достная весть: те, кто призывался в армию в 1938 году, демоби­лизуются. 10 июня Ашимов получил документы, что отправлен в запас, проездной билет и, пересаживаясь с поезда на поезд, 18 июня живой и невредимый добрался домой. За четыре дня до на­чала Великой Отечественной войны…

Значительно позже, знакомясь с открытыми к тому времени документами, он нашел подтверждения своим тогдашним выво­дам: этот акт Советское правительство осуществило намеренно. Хотя, как известно, в 1939 году Советский Союз и Германия под­писали договор о ненападении (пакт Молотова – Риббентропа), Сталин, конечно же, понимал, что война рано или поздно начнет­ся, и все-таки решил не оставлять войска на границе сверхсроч­но, чтобы не вызвать подозрений у Гитлера. Потом случилось то, что случилось…

ГОДЫ ВОЙНЫ

Первый год войны Байкен Ашимов пробыл дома, и факт этот сыграл в его судьбе очень важную роль. Работая учите­лем военной подготовки в Казгородской средней школе (под Сырымбетом) он встретил главного человека в своей жизни – Бахыт. Девушка только что с блеском окончила школу, отлича­лась от других острым умом и красотой. В один миг Бахыт за­жгла в его сердце огонь любви. Они успели только познакомиться и признаться в чувствах – в июле 42-го Ашимов вновь был призван в армию и отправлен на Северо- Западный фронт. Правда, до это­го он прошел трехмесячные подго­товительные курсы в Харьковском военном училище, передислоци­рованном в Ташкент. В холодные, слякотные ноябрьские дни при­был в мотострелковую роту, на­значен заместителем командира по политической работе. Вместе с другими частями рота находи­лась на обороне Сучанских болот вблизи города Спас-Деменска Калужской области. Именно здесь он получил первое боевое крещение. «Оборонительных соору­жений, по сути, не было никаких, – напишет в своих воспоми­наниях Ашимов, – под ногами непроходимые болотистые места, сверху беспрестанно бомбит вражеская авиация, бьет артиллерия. Атаки врага наши солдаты отражали в положении лежа… Доставить на передний край боеприпасы, продукты и медикамен­ты, как и держать оборону, было неимоверно трудно, и за считан­ные дни в роте, куда я прибыл, осталось лишь сорок процентов людей. Но они продолжали сражаться. И выстояли…»

Спустя три месяца, Ашимов был откомандирован в 87-ю стрелковую бригаду, сформированную в Ашхабаде, личный со­став ее – туркмены. Позже на базе этой бригады была создана 76-я стрелковая дивизия. Свой дальнейший боевой путь он и прошел в составе этой дивизии в должности инструктора поли­тического отдела. В 1943-м части дивизии принимали участие в наступательных боевых действиях Западного фронта, которым командовал маршал Г. К. Жуков, по освобождению города Ельни, считавшегося важным опорным пунктом немецких войск на Смоленском направлении. Город переходил из рук в руки дваж­ды. За освобождение Ельни дивизии было присвоено почетное звание «Ельнинской».

«Начальником политотдела дивизии был полковник В.В. Уткин, участник Гражданской войны 1918–1920 гг., чи­таем далее в воспоминаниях Ашимова. – Василий Васильевич стал для всех солдат, командиров и политработников диви­зии старшим наставником, мудрым учителем. Во время боя он всегда шел в первых рядах, словно прикрывая собой солдат от шквального огня. В одном из боев под Смоленском, возле деревни Ружино, мы с Уткиным были на переднем крае, сре­ди наступавших солдат. В этом бою полковника тяжело ра­нило. Мы с помощником завернули его в плащ-палатку и вы­несли с поля боя. К сожалению, при переходе через глубокую реку Василий Васильевич умер у нас на руках. Мы останови­ли повозку с местными жителями и отвезли тело полковника в штаб дивизии. В тот же день, соблюдая все воинские почести, мы похоронили всеми нами уважаемого В.В. Уткина в деревне Любимово».

В 1944-м, во время летней наступательной операции, ди­визия участвовала в освобождении украинского города Ковеля Волынской области. За участие в этих боях Ашимову в торже­ственной обстановке было вручено благодарственное письмо, в котором отмечалось: «За отличные боевые действия во вре­мя перехода через реку Западный Буг и прорыв самой мощной обороны врага на западной стороне Ковеля, участнику этих сра­

жений капитану Ашимову Байкену приказом Верховного главно­командующего, маршала Советского Союза Сталина объявлена благодарность».

В жаркие дни июля 44-го на 1-м Белорусском фронте ча­сти нашей 76-й Ельнинской стрелковой дивизии, сражавшие­ся в составе 47-й армии, вышли на границу Советского Союза с Польшей. Дивизия продвинулась вперед от Западного Буга на триста километров. Были освобождены Вельки, Малый Град, Осувка, Мермамполь, Ситник и многие другие населенные пун­кты. Дивизия освободила город Бяла-Подляску. 14 сентября 1944 года 76-я дивизия захватила город-крепость Прагу под Варшавой. Вместе с нашими солдатами бок о бок наступали и бойцы Войска Польского – первая танковая бригада имени Героев Вестерплятте и 1-я пехотная дивизия имени Тадеуша Костюшко.

В те дни Ашимову было торжественно вручено второе пись­мо, в котором сообщалось, что за участие в этих боях ему прика­зом маршала Сталина объявлена благодарность.

До этого он был награжден орденом Красной Звезды, ор­денами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, медалью «За боевые заслуги». Теперь к ним добавился еще и орден «Вертути Миллитари». Этой высшей воинской награды Польского государ­ства он был удостоен за участие в освобождении Польши и ее столицы – города Варшавы.

«Во время наступательной операции в Советской Украине и Польше, – вновь возвращаемся к воспоминаниям Ашимова, – начальником политотдела дивизии был Виталий Арсеньевич Долгополов. Он вынес меня с поля боя, тяжело раненого в сраже­нии под Варшавой и доставил во врачебно-санитарный батальон. После войны в чине отставного полковника Виталий Арсеньевич жил в Западной Украине, во Львове и прислал мне свою книгу «От Западного Буга до Вислы». В ней были собраны воспоминания участников войны, очерки. На внутренней обложке подаренной книги он написал: Байкену Ашимовичу Ашимову! Дорогому бое­вому другу, участвовавшему в освобождении Польши, товарищу, прошедшему вместе боевой путь от Западного Буга до Вислы. Начальник политотдела 76-й стрелковой дивизии В.А. Дол- гополов. 20.IV. 1985 г.».

Ашимов пролежал в госпитале более десяти месяцев, вернул­ся домой уже после Дня Победы, но так и носил в ноге до конца жиз­ни осколок немецкого снаряда – ранение было неоперабельным.

После войны, спустя даже много лет, он и его боевые дру­зья и товарищи искали, находили друг друга, постоянно перепи­сывались, встречались и вспоминали боевые будни. Мне дове­лось однажды ознакомиться с перепиской Ашимова с однополча­нином, ленинградцем Михаилом Крапивиным. Байкен Ашимович работал первым секретарем Карагандинского сельского обкома партии (был такой недолгий период в истории КПСС, когда в об­ласти было два обкома: сельский и промышленный – выдумка Хрущева) и в газете «Правда» за 28 марта 1963 года опубликовал статью «Строго соблюдать ленинские принципы работы с кадра­ми». Михаил Крапивин пишет в Караганду: «Прочитал статью за подписью «Б. Ашимов» и глубоко задумался. Потому что в по­литотделе 76-й дивизии, сформированной в Ашхабаде, вместе со мной служил мой друг Байкен Ашимов. В бою возле Варшавы (Праги) Байкен был тяжело ранен, и с тех пор я его не видел. Он был прекрасным человеком и яркой личностью. Если вы тот ка­питан Б. Ашимов, срочно попробуйте связаться со мной». Байкен Ашимович тут же написал Крапивину: «Да, я тот самый Ашимов». Обрадованный Михаил Алексеевич написал ему ответное пись­мо: «Ура! Ура! Ура! Какая радость, дорогой Байкен! Я нашел тебя! Когда читал твое письмо, от радости у меня наворачива­лись слезы. Огромное спасибо тебе! Я понимаю, какую трудную ношу несешь ты сейчас и горжусь тобой. Как только увидел тебя на Сучанских болотах (это Северо-Западный фронт), подумал: из него в будущем получится крупный работник…».

Каждая встреча с боевыми товарищами и друзьями была для Ашимова памятной. Был свидетелем, когда Байкен Ашимович будучи в Москве, вместе с Бахыт Асетовной встрети­лись с его однополчанами Николаем Николаевичем Живовым – председателем совета ветеранов 47-й армии, работавшим в то время в обществе «Знание» и проживавшим на Ленинградском проспекте, и Борисом Ивановичем Бондаревым, бывшим поли­тработником, обитавшим в Багратионовском проезде. Во вре­мя торжеств в Туркмении Ашимовы встретились в Ашхабаде с Бахчи Атаевым и Ахмедом Ахундовым. Позднее Атаев прислал ему фотокопию военного портрета и письмо. Там были такие сло­ва: «Глубокоуважаемый Байкен Ашимович! В музее искусств го­рода Ашхабада есть более 100 картин из военной жизни, напи­санных художником В. Н. Заичкиным. Среди них была картина с Вашим изображением, фотокопию которой я Вам отправляю на память. Художник Заичкин в октябре 1943 года приезжал в нашу дивизию в составе республиканской делегации культуработни­ков. Уважаемый дорогой друг! От всего сердца желаю Вам креп­кого здоровья, счастья и новых успехов в Вашей государствен­ной деятельности. С приветом и уважением генерал-майор Б. А. Атаев».

…Он умер в ночь на пятницу 5 февраля 2010 года, пережив свою любимую жену и друга Бахыт Асетовну всего на 19 дней. Его земной круг составил 92 года, 5 месяцев и 26 дней.

Все эти годы после войны День Победы – 9 мая – был са­мым любимым его праздником. Самым любимым, но и самым печальным, праздником памяти. Он надевал костюм с боевыми и трудовыми наградами и ехал в парк имени 28 гвардейцев-пан­филовцев, к Вечному огню. Поклониться своим погибшим това­рищам и возложить цветы к Мемориалу Славы. С утра в парках и скверах города гремели оркестры, по телевидению показыва­ли парад на Красной площади, грохочущие по брусчатке танки и БТРы, вечером – раздавался го­лос диктора, объявляющий «Минуту молчания»… Байкен Ашимов же счи­тал, что в этот день нужно больше тишины, светлой печали. Да, рассуж­дал он, парад, это хорошо, навер­ное, ведь Победа осталась за нами. Миллионы людей погибли в этой во­йне, называют разные цифры – и 25, и 30, даже 50 миллионов… А за каж­дой из этих страшных цифр был жи­вой человек, рядом с ним были се­мья, близкие люди, друзья. Вдовы и сироты – это круг, который кровото­чит и сегодня… Потому его спокой­ная человеческая мудрость, душа солдата, прошедшего горнило вой­ны, протестовали против той бодрости, пафоса и фанфар, кото­рыми обставляется этот День...

У каждого участника войны, кроме общей, была и своя Победа, сказал он однажды. Для многих она стала главным со­бытием в жизни.

У Ашимова она была Его Победа…

Категория: Пламя Победы. Том 2 | Добавил: Людмила | Теги: Байкен Ашимов
Просмотров: 121 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Нас считают
Теги
Поиск
Copyright Журнал "Нива" © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz