Четверг, 09.04.2020

Пламя Победы
Меню сайта
Категории раздела
Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. [57]
Наш видеозал [22]
Пламя Победы. Том 1. [57]
Трехтомник рассказывает о казахстанцах – участниках Великой Отечественной войны.
Книги о войне [1]
Пламя Победы. Том 2 [76]
Пламя Победы. Том 3 [14]
Социальные закладк
Форма входа
Главная » Файлы » Пламя Победы. Том 1.

КОМДИВ АЛМА-АТИНСКОЙ
05.02.2020, 03:17

КОМДИВ АЛМА-АТИНСКОЙ

Владислав ВЛАДИМИРОВ

1 марта 1943 года прика­зом народного комиссара оборо­ны СССР Сталина за отличные действия в Сталинградском сражении сформированной в Алма-Ате 38-й стрелковой ди­визии присвоили высокое звание Гвардейской и почетное наиме­нование Сталинградской.

Это она более 200 суток билась насмерть у волжских твердынь и, отстояв их, ве­ликодушно приняла капитуля­цию первых из плененных там генералов – командиров 297-й отборной пехотной дивизии и 14-го танкового корпуса фон Дреббера и Шлемера, а до того пленила более 18 тысяч солдат и офицеров, захватила 68 танков, 22 самолета, три бронепоезда, свыше 400 орудий и минометов.

Но если о славных свершениях множества созданных в Казахстане воинских формирований мы знаем все или почти все, то этого нельзя сказать о 38-й Алма-Атинской дивизии и ее умелом командире – Герое Советского Союза Гани Бекиновиче САФИУЛЛИНЕ.

В сводках Советского информбюро для советской и миро­вой печати, а также для многоязычного радио Москвы появля­лись пафосные уведомления, но они были кратки и предельно зацензурованы, вроде: «Блестяще зарекомендовали себя в боях севернее Харькова бойцы Н-ской части, где командиром тов. С.». Эта загадочная «Н-ская часть, где командиром тов. С.», кочевала из одной сводки в другую. При отходе Красной армии на восток эта Н-ская часть стойко сдерживала бешеный напор захватчи­ков, оставаясь для большинства соотечественников безвестной.

И такое положение, как заговоренное, устойчиво сохра­нялось даже после Великой Победы еще целых двадцать лет, вплоть до 1965 года, когда отмечалось ее 20-летие. Восстановить же историческую справедливость нам, в ту пору молодым жур­налистам, помогли читательские письма. Это они подсказали, как ликвидировать отнюдь не крохотное «белое пятно» военной истории.

Тогда еще были живы многие из участников Отечественной войны. Средний возраст ветеранов не превышал 60, а их фрон­товая память была изумительна.

Вот тогда-то четко выяснилось, что в апогей своих доблест­ных действий эта Н-ская часть была 38-й Алма-Атинской диви­зией и сражалась она под предводительством «товарища С.» – Гани Бекиновича Сафиуллина, в прошлом бедствующего крестьянского сироты, кому не дали пропасть добрые люди, сов- партшкола и комсомол.

Сначала он стал в Восточном Казахстане инструктором Бухтарминского уездного комитета комсомола. Живая работа с трудовой молодежью увлекала. Однако свое истинное призвание он видел в ратном искусстве.

Страстное желание сполна овладеть этим искусством, то­варищеское чувство локтя, здоровое честолюбие и, конечно же, физическая закалка помогли ему успешно окончить Высшую по­граншколу и – одновременно! – Военную академию имени Фрунзе. Горькое лето 41-го он встретил уже зрелым кадровым офицером. Руководил 930-м полком 256-й стрелковой дивизии в жестоких боях у Краснополья, Старой Руссы, Холма, Великих Лук.

Навсегда запомнил грозные зарева пожарищ и знамя пол­ка, пробитое вражьими пулями, осколками снарядов, мин и ави­абомб. Но мог бы и не запомнить, а прямиком угодить на тот свет. После госпиталя принял другой полк – 709-й из 178-й диви­зии, вскоре тоже ставший образцовым. В ходе начавшегося на­ступления его полк, круша дьявольское сопротивление пехоты, танков, кавалерийских частей SS (были у врага и такие), захва­тывая штабы, аэродромы и склады, технику, освободил 15 круп­ных населенных пунктов. С минимумом своих потерь. Но стыла кровь в жилах от вида диких изуверств оккупантов, их холуев и прихвостней…

В Генштабе Красной армии не могли не заметить высоких тактических и стратегических способностей академически обра­зованного «тов. С», всесторонне закаленного, а потому соглас­но одобренному лично Верховным распоряжению начальника Генштаба маршала Шапошникова командующий Юго-Западным направлением маршал Тимошенко, начальник его штаба гене­рал Баграмян и командующий 28-й армией генерал-лейтенант Рябышев определили Сафиуллина «на вырост» – сначала за­местителем командира 38-й Алма-Атинской стрелковой диви­зии, а вскоре и ее командиром. При этом, безусловно, учитыва­лось, что он прекрасно владеет казахским языком и хорошо знает Казахстан.

Ясноглазый и статный комдив своей отвагой, светлой ду­шой и чистой совестью, безмерной заботой о бойцах, старших и младших командирах, житейской умудренностью, другими по­зитивными качествами – а война их сразу же доказывает или же отметает мгновенно – влюбил в себя всю дивизию, сполна деля с ней жестокие испытания сорок второго года. Даже снова серьез­но раненным не оставил ее.

Нацистское командование трижды доносило Гитлеру о разгроме «злой азиатской дивизии». Но она снова уверенно заявляла о себе. И опять ее воины со своим Батей, внушая врагу мистический страх, громили германцев, венгров, румын, прочих незваных пришельцев у Ржева и Калинина, Ольхова Рога и Абганерова. Только у этой железнодорожной станции за день 4-я танковая армия фон Гота лишилась 130 танков!

Метаморфоза cталинского преображения дивизии в гвар­дейскую была примечательна и радостна. Судите сами: кроме моральных стимулов и ратного почета, гвардейцам полагались вдвое (!) повышенное довольствие, более калорийный паек, но­вое оружие, экипировка с иголочки, увеличенная плата за воин­ские звания, немалый разовый вклад на полевую сберкнижку и т. д. Приятно и гордо было во всех отношениях, кроме одного – с алого гвардейского знамени дивизии исчезло наименова­ние Алма-Атинской. Но ведь по своей сути она оставалась Сафиуллинской. Однако кто вне фронта и Генштаба знал об этом? Ибо у сафиуллинцев (вот беда!) не оказалось способных во весь голос поведать стране и миру о подвигах однополчан, как это, скажем, делали панфиловцы Дмитрий Снегин, Бауыржан Момышулы, Павел Кузнецов, Малик Габдуллин…

Лишь после того как в 1965-м наши газетчики рассказали о Сафиуллине и его гвардейцах, генерал от всей души поблаго­дарил нас и сам взялся за перо. Он успел опубликовать цикл со­держательных статей и очерков. Были изданы его замечатель­ные книги «Дорогами Победы» (1965/1966, 1987), «Через реки, через горы…» (1973).

В них речь не только о героической 38-й дивизии. Ведь летом 1943 года Ставка поручила Сафиуллину лично сфор­мировать 25-й гвардейский корпус. Генерал включил в его со­став свою родную дивизию и вывел весь корпус в образцовые. Максимально опираясь на исповедуемые Сафиуллиным методы ведения динамичной, маневренной войны, 25-й корпус умело гро­мил врага у Орла, Курска, при форсировании Днепра, освобож­дении Правобережной Украины, Молдавии, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Австрии, ликвидации Квантунской группировки.

Бывшая же Алма-Атинская дивизия, превратившись в 73-ю гвардейскую, стала еще и краснознаменной, форсировала Дунай, освобождала столицу Югославии. Сам же Сафиуллин под финал Великой Отечественной войны принял командование новым для него корпусом – 57-м…

После разгрома милитаристской Японии кавалер «Золотой Звезды» и (дважды) орденов Ленина, четырех полководческих орденов Суворова и Кутузова, Британского Королевского ордена, других престижных наград Сафиуллин окончил Академию Генштаба, после чего отдал еще 15 лет упрочению мощи Отечества и всего социалистического содружества. Уйдя в запас, он посвятил всего себя военно-патриотическому воспитанию молодежи.

Гани Бекиновича Сафиуллина не стало 14 октября 1973 года. Тогда генералу исполнилось 68 – возраст вовсе не закат­ный. Мы с горечью восприняли весть о его кончине...

…И вот еще что скажу. В прилично удаленном от Алматы братском Татарстане Сафиуллина и его воинов чтут свято. Полководческое имя Сафиуллина носят лучшие улицы, школы.

В нашей же южной столице пока незаметно такого почтения. А, собственно говоря, почему? Ведь еще не все растеряно в истори­ческой памяти казахстанцев о Сафиуллине. Первыми ее освежи­ли наши газетчики в 1965-м, а следом и объективные энциклопе­дисты 70-х–80-х – академики с мировыми именами Мухамеджан Каратаев, Манаш Козыбаев. Не прошло еще и какой-то четвер­ти века, как вышла книга «Генералы Казахстана» (2006). Есть там и ладный текст о Сафиуллине. Там же сказано, что ему, Сафиуллину, посвящен раздел в Центральном государственном музее Казахстана.

Однажды я повел почтенного нашего гостя – французского историка Второй мировой войны Жерара Леклета ознакомиться с искомым разделом. Увы, желанного рандеву не получилось. То ли составители текста дали маху, то ли музейный раздел куда-то подевался – что гадать, но в любом случае генерал Сафиуллин и его доблестные воины заслуживают признательности и бла­годарной памяти о них всемерной и вечной. Об этом забота и надежда.

Боевые друзья Гани Сафиулина.

Категория: Пламя Победы. Том 1. | Добавил: Людмила | Теги: Владислав ВЛАДИМИРОВ, Гани Бекинович САФИУЛЛИН
Просмотров: 61 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Нас считают
Теги
Поиск
Copyright Журнал "Нива" © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz