Суббота, 08.08.2020

Пламя Победы
Меню сайта
Категории раздела
Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. [57]
Наш видеозал [22]
Пламя Победы. Том 1. [57]
Трехтомник рассказывает о казахстанцах – участниках Великой Отечественной войны.
Книги о войне [1]
Пламя Победы. Том 2 [76]
Пламя Победы. Том 3 [21]
Мои предки на далекой войне [4]
Юное поколение - о своих родных, воевавших на войне.
Социальные закладк
Форма входа
Главная » Файлы » Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г.

Будущему – о прошлом
19.01.2020, 03:52

Полина Молодова, преподаватель русского языка и литературы

132-й лингвистической гимназии г. Алматы. Будущему – о прошлом

«Великая Отечественная война была давно. Началась в 1941 году, вероломно. Мы воевали с немцами, чтобы не стать их слугами. У них маленькая страна, жить было негде. А у нас земли было много. Война шла много лет». (Юра, 9 лет)

«Это была война за территорию. Гитлер хотел завоевать территорию Советского Союза. А людей взять в плен, чтобы они работали на немцев». (Искандер, 12 лет)

«Родители со мной о войне не говорят. Не знаю, может, кто-то из их родителей и воевал, но мы об этом не говорили. Я не спрашивал, а дедушек у меня нет. Они уже умерли». (Гриша, 13 лет)

«Я считаю, что очень много значит прошлое. Мне всегда не по себе, если играют песню «День Победы», а особенно песню про Алешу. У меня дедушка всегда плакал, когда её пели по радио. У него был брат Алеша. Дедушка с войны вернулся, а брат погиб. Младший брат». (Андрей, 14 лет)

«Вечный огонь — это такой памятник. В парке. С родителями я там не была ни разу. Мы туда с классом ездили. Там похоронены солдаты, которые погибли в войну». (Динара, 11 лет)

...У каждого поколения свои ориентиры, свое восприятие прошлого, своя, откорректированная временем прошедшим и настоящим, система взглядов. И у каждого поколения – своя война.

Для поколения «сороковых-роковых» – реальная, не по книгам и фильмам: и сегодня ноющие застарелой болью раны, и живые лица давно погибших, и гордость победителей, и сны, воспоминания...

Для моих ровесников – сорокалетних – героика прошедшей войны: дежурства на посту у Вечного огня, биографии и портреты пионеров-героев, торжественные встречи с ветеранами, праздники песни и строя, минута молчания, ужасающие до глубины души кадры фильма «Обыкновенный фашизм», неторопливые и терпеливые рассказы бабушек об эвакуации, о фронте, о времени... А позже – Афганистан. И одноклассники, вернувшиеся и не вернувшиеся оттуда.

Для моих учеников Великая Отечественная – это страница истории с хронологией наступлений и отступлений, поражений и побед, интересно иллюстрированная такими старинными танками и самолетами, порой захватывающая, но во многом непонятная. И такая далекая... Рядом же по времени – сегодняшняя война, Чечня. Рядом – ближе некуда – терроризм с его полнейшей беспринципностью и фашистской жестокостью.

А сами дети, рожденные в развалинах Союза, изо дня в день смотрят фильмы, в которых импортные супермены «спасают мир» и выигрывают войны при помощи любых видов оружия. Такие вот условия формирования гражданственности, без которой нет чувства Родины. Пафосно? Высокопарно? Искренне...

«Фашисты многих убивали, поэтому их называют жестокими. Они убили много миллионов наших солдат, у которых были мамы, жены, свои дети. Ещё они пытали людей, чтобы узнать военные тайны». (Жанерке, 10 лет)

«Как бы мы жили, если бы победили немцы? Наверное, были бы сейчас, как они. Богатые, наверное, были бы». (Азиз, 14 лет)

«Я не люблю фильмы про войну. Они такие темные, грустные, их тяжело смотреть. Про «Звездные войны» люблю смотреть, там ведь не по правде». (Кристина, 12 лет)

«Книги о войне не читаю. Ну, только если зададут в школе. Мне вообще не интересно читать про сражения, кто куда наступал-отступал и из чего стрелял. А про Великую Отечественную войну книги, по-моему, несовременные. Это ведь давно было. Сейчас вон все время где-то тоже воюют». (Дария, 15 лет)

«Фильм «Семнадцать мгновений весны» я не смотрел. Знаю, что там есть Штирлиц, про него много разных анекдотов. Да эти фильмы про войну все какие-то старые, невыразительные, даже не цветные. А про Великую Отечественную войну нам на уроках рассказывают. Недавно в школе читали рассказ о войне, не помню, как называется». (Андрей, 12 лет)

Наверное, именно сейчас, когда на поверхности нашей жизни столько пены, грязи, наползающей уже на самое святое, претендующей на роль тверди, необходимо культивировать Память: о самоотверженности, героизме, преданности, любви, патриотизме, чести, совести – о главном, чем были наполнены далекие военные годы. Пусть специалисты оценивают действия правительств и военачальников – как уроки истории это, конечно, важно, – но куда важнее знать, как высок духом может быть Человек. Не накачанный супермен, а ровесник наших детей, рано повзрослевший от осознания своей ответственности за всё. Пусть со временем свидетельства живой Памяти превратятся в мифы – такое мифотворчество необходимо, особенно детям, в любые времена. Ведь нынешние средства массовой информации, охваченные разоблачительным зудом, зачастую ограничиваются такой оценкой Великой Отечественной: мы выиграли войну с помощью репрессий, штрафбатов, заград-отрядов, которые стояли с пулеметами позади линии фронта. Было? Было... Ведь воюют не только герои. И малодушничали, и бежали, и мародерствовали. Но не будь массового героизма, патриотизма, самопожертвования, готовности все перетерпеть ради победы – никакие суровые меры не помогли бы остановить фашистов. (Интересно то, что дети интуитивно отторгают военную «чернуху»: «Чем больше плохого я читаю о Великой Отечественной войне, тем меньше верю таким «разоблачениям». Думаю, это было по-настоящему героическое время», – сказал мне один из моих учеников.)

Долг благодарности и уважения передается новому поколению, которое будет платить его уже не наградами, чествованиями и поздравлениями к Дню Победы, а именно памятью – не только о героях-победителях, но и о звериной сущности фашизма. Да, родители стараются уберечь своих детей от страшных картин, снятых в фашистских концлагерях и на оккупированных территориях, – зачем это детям, в мире и так достаточно агрессивности, жестокости!.. Но это как раз та правда, которую должны знать все: ведь именно это ждало нас в случае победы фашизма. Пусть будет врожденной непримиримость к нему в любых его проявлениях, пусть слово «фашист» снова станет самым оскорбительным, пусть его не станет... Давайте спорить с законами памяти, которой свойственно успокоение, забвение, примирение.

А дети теперь на улицах не играют в войну. Дети играют в «стрелялки» за компьютером, который бесстрастно подсчитывает количество виртуальных жертв. Дети очень редко смотрят фильмы о войне – да их почти и не показывают. Дети мало читают, скудно размышляют, не делают выводов, ни в чем не знают отказа... Ох уж эти дети... Они очень хорошие, разные, любопытные, доверчивые – пока дети. И они – пока дети – готовы гордиться, мечтать, чтить, помнить.

«Я смотрел фильм про истребителей. Они ещё пели здорово, там был Кузнечик. Там командир говорит: «Есть такая профессия Родину защищать». Они почти все погибли. Нет, в армии служить не хочу. Страшно, там дедовщина. Ну, бьют солдат. А я драться не умею. Но защищать родину хочу. Нет, если вдруг кто-то на нас нападет, то я сбегу на фронт. Мне дедушка рассказывал, что в войну многие мальчишки так убегали, чтобы воевать». (Женя, 12 лет)

«У меня прабабушка ждала с войны прадеда, так и не вышла больше замуж. Представляете, она его ждала и ни с кем не встречалась! А ведь ей было письмо, что он погиб, какие-то документы. Она маме часто про деда (ну, прадедушку) рассказывала, а мама рассказывала потом мне. Он вроде был артиллеристом... Представляете, какая любовь...» (Юля, 16 лет)

«Я считаю, что ветеранам надо давать огромные пенсии, чтобы они вообще ни в чем не нуждались. Они ведь за нас воевали и проливали кровь. Когда я была маленькой, у нас во дворе был дедушка без ноги. Он нам рассказывал о войне. Правда, я плохо помню, что именно он рассказывал. Что-то о себе, о голоде, о бомбах. Помню, что он рассказал нам о панфиловцах: «Ни шагу назад, за нами Москва!». Вот это я хорошо запомнила. Он это так выразительно говорил!» (Таня, 14 лет)

Школа хорошо знает законы памяти: если не повторять и не использовать изученное, если не подкреплять полученные впечатления, «пройденное» забывается. А цифры и события, не дошедшие до сердца, так и останутся просто печатными строчками. Современные трагедии ежедневно вытесняют из сознания трагедии предыдущих поколений. Огненные цифры «1941– 1945» для многих ребят – лишь даты для запоминания. Их заслоняют, хоронят под собою «конфетные» версии Второй мировой, красочно сделанные американцами, которые громогласно заявляют языком кинематографа и компьютерных игр – очень действенных средств воспитания – о том, что Победа – это заслуга союзников. И если нет рядом с растущим человечком тех, для кого память о войне поистине священна, – родных, учителей, умных книг, других, не «чернушных», источников информации, – то в самый благодатный для формирования исторической памяти период ребенок останется один перед выбором: помнить или нет, быть или не быть благодарным и за что, знать или не напрягаться. Пока ещё многие младшие ученики взахлеб рассказывают о своих дедушках и бабушках – участниках войны, искренне поздравляют «закрепленных» за классом ветеранов, убежденно повторяют слова «вечная слава» и «вечная память». А вот со старшими сложнее. Они максималисты, исполненные духа противоречия по отношению к любым взрослым, воспринимающие сегодняшние откровения прессы о войне буквально. Они такие, какими и положено быть в их возрасте, но ведь это-то и надо учитывать! Надо «во весь голос» говорить о героях Великой Отечественной и, что ещё важнее, о том, против чего сражались герои. Тревожить собственную историческую память и душу, чтобы наши дети не стали манкуртами – людьми без прошлого, а значит, без будущего.

Категория: Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. | Добавил: Людмила | Теги: Полина Молодова
Просмотров: 121 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Нас считают
Теги
Поиск
Copyright Журнал "Нива" © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz