Четверг, 02.07.2020

Пламя Победы
Меню сайта
Категории раздела
Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. [57]
Наш видеозал [22]
Пламя Победы. Том 1. [57]
Трехтомник рассказывает о казахстанцах – участниках Великой Отечественной войны.
Книги о войне [1]
Пламя Победы. Том 2 [76]
Пламя Победы. Том 3 [21]
Мои предки на далекой войне [4]
Юное поколение - о своих родных, воевавших на войне.
Социальные закладк
Форма входа
Главная » Файлы » Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г.

Осколки войны
19.01.2020, 03:42

Осколки войны

Шавдуну Хусаинову минуло 86 лет, и его ровесники уже много лет с гордостью носят звание ветерана Великой Отечественной. Шавдун тоже воевал, но, увы, ни наград, ни общепризнанных заслуг не имеет. В этом – не его вина, его беда. Так сложилась жизнь…

Родом Шавдун Хусаинов из села Большое Аксу Уйгурского района. В 1939 году его призвали служить в армию. Попал сначала в город Брест, потом служил в Каунасе: в кавалерийских частях минометчиком…

Не мог дождаться, когда закончится служба и он вернется домой, но жизнь сложилась иначе.

…В зловещем июне 41-го всех собрал командир и объявил: «Началась война». Настроение у ребят было боевое: война так война, за несколько дней она закончится, Гитлер бежит, и мы вернемся домой героями.

Но быстро, как мы знаем, не получилось. Немцы огромной лавиной пошли на страну, боеприпасы у защитников близ границы скоро кончились, не успели оглянуться, оказались в окружении. Отстреливались до последнего патрона, погибло много людей, и в конце концов командир отдал приказ уничтожить все оружие...

Это о подвиге защитников Брестской крепости мы сегодня знаем много, а сколько безымянных героев в те первые дни войны остались лежать там, на полях сражений, кто их перечтет?

Отряд, в котором сражался Шавдун Хусаинов, попал в плен. Их всех – раненых, полуголодных, разбитых морально и физически, посадили на поезд и повезли в Гамбург.

– Нас держали на улице, за колючей сеткой, как скот, – вспоминает дедушка Шавдун. – На трех человек давали одну булку. Только воду и хлеб. Причем никакой посуды не было: пили прямо с пола из специальных выемок – как животные.

– Люди каких национальностей оказались с вами в плену?

– В основном русские. Редко кто выжил, многие тогда поумирали. Я думал, что тоже умру...

Потом на пароходе, в трюме, всех повезли в Норвегию. По пути пароход чуть не затонул, в Норвегии всех распределили по разным лагерям – они были рассеяны по всей стране…

Я не смогла найти на карте норвежский город Ватсу, где находился лагерь, в который попал Шавдун. Вероятно, сейчас это уютный городок, в котором хорошо живется местным жителям… Для Шавдуна этот город на много лет стал судьбой-злодейкой.

Мог ли представить себе еще несколько лет назад простой уйгурский паренек, который и по-русски-то говорил плохо, что окажется за границей, в концентрационном лагере, что несколько лет будет, не надеясь выжить, бороться за жизнь?

– Спали на полу. Всегда были полуголодными. В основном приходилось разгружать пароходы… Били за малейшую провинность и просто так. Построят всех и начинают бить прикладом. Вот, рана за ухом на всю жизнь осталась.

Когда пароходов не было, их загоняли в горы и заставляли копать землю.

Дедушка Шавдун не рассказывает подробностей. Возможно, что-то за долгую жизнь стерлось из его памяти, может быть, просто не хочет вспоминать, бередить старые раны.

Я никогда не была в Норвегии, наверняка на месте одного из фашистских лагерей там находится музей, куда водят туристов и рассказывают, как это было. Но я была в Польше, в концлагере Штутгофе (Stutthof) – том самом, где сидел генерал Карбышев, и представляю, как это было. Комендатура, караульная, псарня, газовая камера, костер для сжигания трупов. Видела памятник женщине, расстрелянной за ее слова о том, что она шьет Гитлеру саван, плакат: «Полякам и собакам вход воспрещен».

…Когда немцы поняли, что потерпели поражение, они повсеместно стали уничтожать лагеря, перед уходом травили военнопленных – в еду добавляли отраву. К счастью, до лагеря, где находился Шавдун, отрава не дошла – наши войска успели освободить его раньше. «Один немец сказал нашим, – вспомнил Шавдун, – не надо меня убивать, я лучше сам с собой покончу».

А перед приходом советских войск американцы сбрасывали с вертолетов пищу, много разной пищи. Полуголодные пленные накидывались на нее, и те, кто не мог себя сдерживать, переедали и умирали.

…Как все радовались победе! Они выжили, они свободны, они едут домой! Война окончилась!

А мы-то сейчас знаем, что для многих наших военнопленных после фашистского плена начался плен новый – на этот раз в родной стране, в которую они так стремились. Ведь они посмели нарушить приказ Сталина: «Умереть, но не сдаваться!».

Шавдуну повезло, его сначала направили в Ленинград, где военный отдел провел расследование, тщательный медицинский осмотр, а затем – в Сумгаит, где в то время работали пленные немцы. Он следил за работой немцев, работавших на пилораме. Сейчас, по прошествии времени, трудно сказать, почему именно так решили поступить с бывшим военнопленным. Возможно, это было все же своеобразным наказанием за плен. Потом немцев отпустили: «Уезжайте в свою Германию», вернулся в родное село Большое Аксу и он.

По дороге, в толкучке и неразберихе парохода, его обокрали. Все документы, в том числе военный билет, были утеряны. В районе предложили ехать в Баку и получать военный билет заново, но он ехать побоялся: ему рассказали, что там без документов сразу сажают в тюрьму…

Так началась новая мирная жизнь Шавдуна Хусаинова.

После войны работал в колхозе, выращивал пшеницу, женился на хорошей девушке Нурбаням, воспитал четверых детей. И молчал, молчал, молчал о том, что был в плену. Конечно, слухами земля полнится, люди в районе об этом знали, но камней в него никто не кидал: понимали, вины в том, что в плен попал, у Шавдуна нет.

…Каждый год, когда ветераны отмечают День Победы, дедушка Шавдун в рядах фронтовиков не числится… Не является он по нашим правилам ветераном войны.

Сначала, когда был помоложе, писал запросы в разные места с просьбой восстановить его военное прошлое, обидно было… Сейчас запросы за дедушку пишет внучка Зухра. Она мне обо всем и рассказала, показала свое очередное письмо директору Архива федеральной безопасности г. Санкт-Петербурга...

Сам Шавдун говорит и вспоминает о войне все реже и реже… Так сложилась его единственная жизнь, что же попишешь? Он, наверное, вообще должен быть счастлив, что выжил в этой чертовой мясорубке, он должен, обязан был прожить свою долгую жизнь на этой земле всем врагам назло – за себя и за своих друзей, оставшихся там молодыми, в далеких сороковых...

Война! Твой горький след –

И в книгах, что на полке…

Я сорок с лишним лет

Ношу твои осколки.

Чтоб не забыл вдвойне

Твоих великих тягот,

Они живут во мне

И в гроб со мною лягут,

Война…

– написал поэт.

Категория: Сквозь пламя войны. Книга. 2005 г. | Добавил: Людмила | Теги: Шавдун Хусаинов
Просмотров: 109 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Нас считают
Теги
Поиск
Copyright Журнал "Нива" © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz